Перейти на карту мира (главную страницу)... Перейти на региона мира... Контакты с администрацией сайта...

Камбоджа

История страны

История Камбоджи (Кампучии) во второй половине 20 века

Практический опыт построения коммунизма

Глубина и масштабы социалистических преобразований превосходили все, что делалось в этом направлении за всю мировую историю. Через несколько дней после вступления отрядов «красных кхмеров» в Пномпень цены на все товары по распоряжению центральной власти были снижены в сто раз. А после того, как радостное население ринулось в магазины и лавки и скупило в них все товары, деньги за ненадобностью были отменены, а Национальный банк как главный рассадник товарно-денежных отношений был образцово-показательно взорван. Так без малейших усилий, без принудительной национализации легко и очень мудро была за один день под корень уничтожена рыночная экономика.

Весной 1976 года была принята новая конституция страны, провозгласившая создание Демократической Кампучии — «государства крестьян, трудящихся и военнослужащих». За крестьянами, в соответствии с конституцией, резервировалось две трети мест в парламенте. Остальные поровну распределялись между военными и рабочими.

Вскоре всё городское население страны отправилось в дорогу. Все городские жители были распределены по сельскохозяйственным коммунам. Пномпень был полностью эвакуирован и превратился в город-призрак, по улицам которого бродили дикие животные, который постепенно поглощали джунгли. В нём не осталось ничего, кроме иностранных посольств.

Всё население было распределено по сельскохозяйственным коммунам и должно было каждый день работать на рисовых полях, что, конечно же, не нравилось городским бездельникам, которые сочиняли впоследствии сказки об ужасах полпотовского режима. Минимальный достаток был обеспечен всем: каждый гражданин страны получал после тяжёлого рабочего дня свою чашку риса. Каждый камбоджиец получал от правительства раз в год симпатичный комплект одежды — штаны и рубаху из черной хлопчатобумажной ткани единого образца для мужчин и для женщин (как говорят теперь в модных супермаркетах, «унисекс»). Женщины должны были коротко стричь волосы, носить украшения не разрешалось как феодально-буржуазный пережиток. Таким образом, социальное и половое равенство было достигнуто — некому стало завидовать.

Быт беднейших крестьян должен был стать образцом для воспитуемых. Пол Пот, в отличие от других прогрессивных лидеров стран третьего мира, неоднократно подчёркивал, что опирается не на все крестьянство в целом, но лишь на 30% его беднейших слоев, что ещё раз подтверждает то, что он был пролетарским, а не мелкобуржуазным революционером. С 1976 года запрещено было готовить пищу дома и поглощать её в одиночку. Всё население по месту работы было прикреплено к общественным столовым. Бывшие гнилые интеллигенты и городские лоботрясы, быть может, впервые в жизни занялись общественно-полезным трудом: они помогали своей стране решать продовольственную проблему и занимались оздоровлением окружающей среды — возводили дамбы, рыли каналы, расчищали непроходимые джунгли. Жизнь в Кампучии с каждым днем становилась все краше.

Другим немаловажным аргументом в пользу переселения городских жителей в сельскую местность стали чисто экономические факторы. Население городов привыкло жить за счёт американского экспорта. Сами горожане были не в состоянии себя обеспечить. Поэтому в условиях полного разрыва с западным миром и начинающегося ухудшения отношений с Вьетнамом откуда было взять деньги на экспорт? Кто должен был кормить городских дармоедов? Нельзя же было вновь, как при Сиануке, перейти к эксплуатации города деревней. Конечно, КНР оказывала некоторую материальную поддержку правительству «красных кхмеров», но вьетнамские канонерки могли в любой момент заблокировать единственный морской порт Кампот на юго-востоке страны. Тогда городам пришлось бы вымереть от голода. Так что переселение в сельскую местность стало не бедствием, а спасением для кхмерской интеллигенции. А неблагодарные интеллигенты вспоминают лишь о том, что им пришлось хорошенько потрудиться на рисовых полях. И люто ненавидят за это, в сущности, добрейших по своей природе «красных кхмеров».

Само устройство кампучийского общества тоже не имело аналогов в мировой практике. Формально государственное устройство мало чем отличалось от политической системы большинства социалистических стран. Пол Пот был премьер-министром и генеральным секретарем компартии, Иенг Сари — заместителем премьера и министром иностранных дел, Сон Сен — министром обороны. Существовал парламент — Палата народных представителей. Но всё это были не более чем декоративные элементы, рассчитанные на простодушных доверчивых иностранцев. Реально после победы революции ни государственного аппарата, ни даже партии фактически не существовало. И правильно, зачем трудовому народу кормить оравы чиновников, зачем на партийных съездах тратить время на то, чтобы выслушивать всяких перерожденцев, продавшихся ревизионистской Москве или Ханою Все бредни насчет коллективного руководства — выдумки изменника Хрущёва…

Полной единственной и нераздельной властью в стране обладал не ЦК или кабинет министров, а «Ангка луэро» — верховная организация, включавшая в себя восемь членов того самого марксистского кружка, который в начале 1950-х в Париже и замыслил кхмерскую революцию. Помимо «Ангка луэро», именем которой вершились все преобразования в стране, действовала также «Ангка падевоат» — «революционная организация», выполнявшая функции и партии, и управленческого аппарата, и карательных органов, и армии. По существу это были те же крестьяне в чёрных робах, но только с автоматами. Можно сказать, что в Кампучии было осуществлено гениальное предвидение Энгельса: государство «красные кхмеры» «сдали в музей наряду с каменным топором и прялкой».

Основу кадров для «ангка» нижнего уровня вербовали в первую очередь из крестьянской молодёжи. Молодёжь, не обременённая патриархальными реакционными традициями сельской общины («старой перхотью», как называл разного рода пережитки товарищ Пол Пот, любивший меткие афоризмы), представляла собой как бы авангард внутри основного авангарда — беднейшего крестьянства. Молодых людей мобилизовывали и ставили под ружье, начиная с 12 лет.

Другим источником кадров для Революционной организации служили горные племена, в первую очередь племя куой. Забитые и угнетённые при всех прежних режимах только при социализме кхмерского образца горцы почувствовали себя полноправными членами общества. Здесь важно сказать о национальной политике «красных кхмеров», ибо в большинстве клеветнических пасквилей, вышедших о периоде правления товарища Пол Пота, утверждается, что он был великокхмерским шовинистом. Нет, бедные отсталые малые племена получили все гражданские права. Но зато, скажем, мусульманские племена тямов, традиционно занимавшиеся торговлей и служившие опорой лонноловского режима, отправлялись для перевоспитания в коммуны усиленного режима. Или, скажем, китайцы, составлявшие финансовую олигархию прежнего общества (несмотря на то, что КНР был единственным стратегическим союзником Кампучии), направлялись в поселения со строгой дисциплиной, романтично названные «деревни, где китайцы плачут».

Само государство было переименовано в третий, но далеко не в последний раз. Называлось оно тогда Демократическая Кампучия, просто так, без слова «республика», которое было ненавистно трудящимся массам, поскольку напоминало о «Кхмерской республике» негодяя Лон Нола. Некоторое время формальным главой государства оставался Сианук, но потом он был обвинен в феодальных замашках, снят по решению «организации» с королевского поста и посажен под домашний арест. Потом незадачливому принцу позволили уехать в Китай по просьбе китайских товарищей.

Что касается внешней политики Демократической Кампучии, то дружественные отношения были установлены только с двумя странами — КНР и КНДР, как с государствами, проводящими наиболее последовательный антиимпериалистический курс. А зачем устанавливать какие-то отношения с прогнившими режимами Запада или морально нездоровыми странами советской ориентации? Ведь в стране была достигнута благодаря подлинному курсу «опоры на собственные силы» полная автаркия — самообеспечиваемость и самодостаточность. Рис мы произведём сами, а больше нам от вас ничего не надо! Правда, полезный опыт прогрессивных стран всё-таки перенимался. Так, инструкторами в карательных органах работали офицеры северокорейского министерства общественной безопасности Но, вообще говоря, когда японцы обратились к правительству Кампучии с предложением установить дипломатические отношения, «красные кхмеры» заявили, что это им не понабиться ещё лет двести.

Неслыханную даже в других социалистических странах заботу руководство «красных кхмеров» проявляло об укреплении семьи. Этот процесс тоже нельзя было пустить на самотёк: что будет, если проверенный преданный революции товарищ выберет себе идейно чуждого спутника жизни? Такой случайно выбранный супруг может сбить революционера с верного пути или просто испортить ему повседневную жизнь. Поэтому кадровые работники ангка считали, что семья должна создаваться по чётким критериям — политическим, идеологическим и психологическим — и принадлежать одной социально-классовой группы населения, за чем «организация» строго следила. В свадебные дни в коммунах выстраивали друг напротив друга в шеренги по 50-100 человек, заранее отобранных и проверенных партией кандидатов на брак. Представитель ангки выкликал пары по именам, а потом говорил: «А теперь поцелуйтесь, живите счастливо и рожайте детей ради укрепления революции». Партия помогала решать проблемы и тех, кто при ином общественном устройстве оказался бы выброшенным за борт: так, если партия приказывала идейно зрелым девушкам выйти замуж за ветерана войны, они беспрекословно соглашались и были счастливы в браке.

Разумеется, «революционная организация», основной опорой которой была молодёжь, первостепенное значение уделяла воспитанию подрастающего поколения. Уже в возрасте 6-8лет все дети попадали в интернаты, где под руководством преданных кадровых работников они вооружались правильной идеологией. Учебников на всех не хватало, поэтому простые классовые истины заучивались в виде революционных песен-лозунгов. Остальное время дети отдавали «развёртыванию тыловых битв» — обучению важнейшим навыкам крестьянского труда. Часто по указанию «Ангка луэро» детей и подростков мобилизовывали на борьбу по обезвреживанию шпионов и замаскировавшихся предателей.

Все население страны по решению народной власти было разделено на три основные категории. Первая — «основной народ» — включала в себя жителей областей, где ещё в 1950-е годы возникли партизанские базы, тех, кто не понаслышке знал, что такое жить при социализме, кто уже с начала 1970 года жил в освобождённых районах, наиболее пострадавших от налетов американской авиации. Это была движущая сила страны — люди, испытывавшие к коммунистам чувство благодарности за освобождение от векового гнёта.

Вторая часть — «новый народ» или «люди 17 апреля». Это жители городов и деревень, находившихся долгое время на временно оккупированной американцами территории или под контролем марионеточных сил Лон Нола. Эта часть населения должна была подвергнуться серьёзному перевоспитанию. И, наконец, третью категорию составляли гнилая интеллигенция, реакционное духовенство, лица, служившие в государственном аппарате прежних режимов, офицеры и сержанты лонноловской армии, ревизионисты, проходившие подготовку в Ханое. Эта категория населения должна была подвергнута широкомасштабной чистке.

Мы не фарисеи и на страницах «Бумбараша» не раз чётко и ясно давали понять: чистки при социализме необходимы, без них управленческий аппарат, хозяйственные руководители и творческая интеллигенция неизбежно перерождаются. Вопрос лишь в том, чтобы определить их минимально необходимый масштаб.

Товарищ Пол Пот прекрасно понимал это и не раз говорил: «Недостаточно подрезать плохой куст. Надо вырвать его с корнем».

Но действительно ли в Кампучии имел место такой широкомасштабный террор против всех категорий населения, который буржуазные и ревизионистские писаки называют «геноцидом»? Намнём с того, что они не могут даже назвать сколь-нибудь точной цифры. Последний пример: когда стало известно о трагической гибели товарища Пол Пота, НТВ в своей передаче вначале назвало цифру погибших в Кампучии за период с 1975-го по 1979 год в 2 миллиона, а через пять минут тот же диктор заявил, что всего за период владычества «красных кхмеров» погиб 1 миллион людей. А на следующий день та же программа назвала цифру в 3 миллиона. Кому же верить?

«Обличители» показывают на киноплёнке горы черепов. Но само по себе это ещё ничего не значит. Кампучия действительно многострадальная страна и в этих могилах мог быть кто угодно. Это могли быть и жертвы массированных американских бомбардировок, это могли быть и жертвы лоноловской военщины, могилы партизан, сражавшихся за свободу страны против французских колонизаторов, это могли быть, наконец, останки давно минувших эпох, скажем тайского вторжения на территорию Камбоджи в прошлом веке.

Вспомните, скажем, фильм, основанный на реальных фактах, Френсиса Форда Копполы «Апокалипсис сегодня». Речь в нём идет о том, что несколько американских коммандос, наплевав на начальство, уходят из Южного Вьетнама на территорию Камбоджи и устанавливают там кровавое царство террора. Вот откуда горы черепов, вот, оказывается, кто виноват. А разве это единичный случай?

Репрессии, конечно, были, но коснулись они лишь элиты прежнего режима сливок высшего общества, которые упорно не желали становиться на путь исправления и искренне принять идейно нравственные ценности нового строя. Причем исключений не было сделано ни для кого, в чистках погибли четыре брата и сестра самого Пол Пота (ведь он происходил из богатой помещичьей семьи), включая и товарища его детских игр Салот Чхая. В живых осталась только одна его сестра Лот Сарин — та, что была наложницей короля.

Причина, по которой была уничтожена Демократическая Кампучия, причина, по которой на её руководителей выливали ушаты грязи и обвиняли в самых несусветных грехах, заключается в том, что, сведя все данные о Кампучии в один реестр, системные аналитики в Кремле и в Белом доме схватились за голову. Что же это будет, если народы мира узнают, что можно вот так запросто взорвать Госбанк и жить без денег? Что можно сровнять с землей города и коптящие небо заводы и жить в первоначальной гармонии с природой в коммунах, что всю элиту, будь то монополистическая буржуазия или партийная бюрократия, можно перевоспитать тяжёлым и упорным крестьянским трудом и превратить в простых сельских тружеников? «Нет!» — завопили те, кто отвечает за судьбы мировой политики. — «Эдак и у нас такое народ захочет сделать. Не допустим! Никогда! Нужно всё это срочно задавить и дискредитировать!». И задавили штыками вьетнамцев.

Моральный дух в войсках «красных кхмеров» был высок: молодые бойцы готовы были сражаться против вьетнамцев в соотношении «один против тридцати». Но перевес в численности и в вооружении был явно на стороне Вьетнама. Пол Пот с сорока тысячами своих вооружённых сторонников был вынужден отойти на территорию Таиланда, но не прекратил борьбу.

Если Пол Пот действительно был «кровавый маньяк», а вьетнамские войска принесли кхмерской нации избавление от ужасов «геноцида», как утверждает демократическая пресса, то почему, хочется спросить мне, вместе с ним ушли не только его вооружённые формирования, но и сотни тысяч беженцев? Почему «красные кхмеры» на протяжении почти двадцати лет успешно ведут партизанскую борьбу контролируют обширные районы страны и пользуются значительной поддержкой местного населения?

Материалы сайта www.komsomol.narod.ru

Туризм в Камбодже
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100